Эффект «оптимизации» удалось откатить, теперь идет битва за кадры для Тверской области

Эффект «оптимизации» удалось откатить, теперь идет битва за кадры для Тверской области Новости Твери

Когда речь заходит о здравоохранении, его скорее принято ругать, нежели хвалить. Каждый человек, столкнувшись с телесными недугами, хочет и, отметим, имеет полное право получить квалифицированную помощь как можно быстрее. Любое промедление вызывает раздражение и негодование. Поэтому особое внимание в нашем регионе уделяется повышению качества работы «Скорой помощи». У нее, к сожалению, не самый лучший анамнез. До сих пор ощущаются последствия оптимизации 2000-х и первой половины 2010-х годов, когда рыночно-ориентированные менеджеры под предлогом экономии пускали под нож целые структурные подразделения, игнорировали необходимость материального переоснащения и мотивации сотрудников. Медицина в целом и в особенности «Скорая помощь» получили серьезный удар, и сейчас приходится многое восстанавливать. Эффекты так называемой оптимизации сказываются на судьбах конкретных людей, порой случаются действительно трагичные и резонансные истории. Достаточно вспомнить, как в 2019 году материал «МК в Твери» влетел в федеральную новостную повестку – тогда мать умиравшей от удушья девушки разбила стекло на подстанции «Скорой» на улице Зинаиды Коноплянниковой, чтобы привлечь внимание врачей. Но, увы, все бригады были на выезде. Как показало последовавшее разбирательство, причиной случившегося было несовершенство логистики и распределения нагрузки на подстанции. Эта история стала одним из катализаторов структурной реформы, известной нам как централизация службы скорой помощи. Был создан единый диспетчерский центр с телефоном — 112, налажен контроль за перемещениями бригад и оптимизирована схема распределения вызовов. Это позволило заметно сократить время прибытия по адресам, а значит, повысить шансы на спасение пациентов в тяжелом состоянии.

Про номер 112 стоит рассказать подробнее. Допустим литературную вольность и назовем службу 112 системой «одного окна» для тех, кому нужна помощь. Как правило, в экстремальных условиях человеку бывает трудно сориентироваться, кому звонить в первую очередь: в полицию, «Скорую», МЧС, пожарным? Когда счет идет на секунды, любое промедление фатально. Именно поэтому нужен подготовленный специалист, способный рационально оценить ситуацию, адресовать вызов профильным службам и доходчиво объяснить звонящему, как себя вести, пока машины с сиренами несутся на помощь. Именно этим занимаются операторы линии 112, которые имеют базовую медицинскую подготовку, а также прошли специальный курс психологии экстренных ситуаций. Статистика обращений, накопленная за несколько лет, показала, что порой звонящий человек неверно интерпретирует симптомы или не нуждается в экстренной помощи. Было введено разделение на «скорую» и «неотложную» помощь.

«Неотложка» — это для тех, кому «поплохело», но не слишком. По нормативам ехать на вызов она может в течение двух часов с момента обращения. «Скорая» же — для более тяжелых случаев и должна приехать как можно быстрее. Это также помогло сократить время прибытия бригад на действительно срочные вызовы, а значит, спасти жизни многих людей.

Чуть помедленнее, кадры

Централизация «Скорой помощи», безусловно, большой шаг вперед по сравнению с прошлым. Такой административный подход помог снять ряд острых моментов, но есть проблема, которую побороть действительно сложно. Речь про отток кадров.

Тверская область находится между Москвой и Петербургом, что, с одной стороны, дает нам ряд преимуществ в плане логистики, привлечения инвестпроектов, развития туризма и культурного роста. Но при этом обе столицы являются настоящими «пылесосами» для медицинских кадров и особенно когда дело касается «Скорой помощи». Медики «Скорой» работают в «рваном» графике, для многих нет особой разницы, отработать суточную смену в родном регионе или за пару часов домчаться до той же Москвы. При этом интенсивка сопоставимая – бывают дни, когда «Скорая помощь» в Тверской области принимает в общей сумме более тысячи обращений. Расстояния у нас большие, в сельской местности проживает много пожилых людей, вот и получается, что на «Скорую» вся надежда.

В контексте кадрового вопроса стоит упомянуть, что работники «Скорой» первыми приняли на себя удар пандемии коронавируса. Тверская станция «Скорой помощи» потеряла двух врачей и трех водителей. Кто-то после перенесенного ковида из-за осложнений не смог вернуться на работу. Потери были и в муниципалитетах. Раны, нанесенные пандемией личному составу службы скорой помощи до сих пор не удалось залечить.

Переломить тенденцию оттока специалистов непросто, это объективный социальный процесс, характерный не только для нашего региона, но и всей страны и даже для мира в целом — люди стремятся жить в крупных городах. Однако человеческая мотивация — вещь многофакторная, поэтому за удержание и привлечение работников можно и нужно бороться. Для этого принят ряд мер, в частности, запущены программы «земский доктор» и «земский фельдшер», по которым медики, приехавшие работать в небольшие города (именно там дефицит кадров ощущается наиболее остро), получают 1 500 000 для врачей и 750 000 для фельдшеров.

С 2023 года введена практика набора абитуриентов по целевым договорам в медколледжи региона. У нас их шесть. В этом учебном году в медицинских колледжах предусмотрено около 270 мест для обучения студентов-целевиков.

Дело техники

Не пристало медикам отправляться на старых «буханках» спасать людей. Спору нет, машина хорошая, проходимая, только технологическая начинка там, что называется, хромает. Поэтому в регионе развернута настоящая кампания по техническому переоснащению службы скорой помощи новыми автомобилями.

Губернатор Игорь Руденя лично вручает главным врачам областных подстанций ключи к новому транспорту, внутри которого уже имеется необходимый набор аппаратуры. Машины оснащены аппаратами ИВЛ, электрокардиографами, дефибрилляторами, пульсоксиметрами, экспресс-измерителями концентрации глюкозы, бактерицидными облучателями, портативными ингаляторами.

За последние пять лет число переданных автомобилей приблизилось к полутора сотням. Вся техника отечественного производства, в основном это машины «ГАЗель Некст» и «Соболь Бизнес». Также развернута широкая ремонтная кампания: на станциях СМП меняют мебель, окна, двери, чинят кровлю, закупают новое оборудование.

Пожалуй, переоснащение и улучшение материальной базы — самое «легкое» направление, если это слово вообще применимо к работе сферы здравоохранения.

Новости Твери

Добавить комментарий